А При Дороге: КАМАЗ-мастер, интервью и встречи после Дакара-2014.

1 февраля 2014 г.

КАМАЗ-мастер, интервью и встречи после Дакара-2014.

Отгремели баталии Дакара-2014, команда КАМАЗ-мастер уже вплотную приступила к работе по подготовке к следующему Дакару, запланирован большой фронт работ, в одном из интервью всплывает интересная новость - команда будет строить капотный грузовик!
Собственно, в этом своём материале я собрал интервью команды и видеоролики о встречах, прошедших в последнее время, всё это располагается под катом. Так же под катом интересный ролик с участием Айрата Мардеева в котором он вкратце рассказывает об особенностях спортивного КАМАЗа.
В эти выходные на канале "Россия 2" проходит опрос по лучшему спортсмену января, один из претендентов на это звание Андрей Каргинов. Проголосовать за Андрея можно пройдя по  ссылке.
Итак, под катом вы найдёте:
Интервью Чагина, Каргинова, Сотникова и Шибалова которые они дали пресс-службе банка ВТБ.
Видеоматериал со встречи команды с президентом России Владимиром Путиным.
Видеоролик о спортивном КАМАЗе.
Запись передачи "Попутчик" телеканала "АВТО плюс".
Не будем обращать внимание на журналистские ляпы в одном из материалов (в самом серьёзном), а ещё раз вспомним прошедший Дакар.
Резервная копия в блоге  При Дороге.
На «Дакаре-2014» российская гоночная команда «КАМАЗ-мастер», генеральным спонсором которой является Банк ВТБ, показала близкий к идеальному результат: четыре экипажа вошли в первую пятерку в итоговой классификации грузовиков. Тем не менее после окончания гонки руководитель команды Владимир Чагин абсолютно счастливым не выглядел. Скорее, задумчивым и немного утомленным. «Времени почивать на лаврах нет, подготовка к новому «Дакару» начинается с окончанием нынешнего», – часто повторяет семикратный победитель этого ралли.
Контрольная засыпка
– И все же, Владимир, признайтесь, вы довольны всеми экипажами? Пилотами, штурманами, механиками? В том числе и теми, которые готовили машины к старту на бивуаке?
– Все сработали на отлично – качественно и слаженно! Об этом говорит минимальное число поломок и остановок на трассе. Очень доволен экипажами Дмитрия Сотникова и Антона Шибалова. Для Димы и Антона этот «Дакар» стал дебютным в качестве пилотов, тем не менее они показали высочайший результат, пробившись в пятерку лучших. Жаль, что пришлось сойти с дистанции экипажу Айрата Мардеева, но в спорте подобное случается.
– Айрат допустил ошибку, когда попробовал пройти по узкой трассе, проложенной джипами между дюной и руслом высохшей реки?
– Айрат шел первым, он вместе со штурманом Айдаром Беляевым, по сути, прокладывал путь. Я сам не раз бывал в ситуациях, когда сыпучесть грунта или ширину прохода приходится оценивать на глаз. Они решили рискнуть, дорожная карта это позволяла, но песок под колесами КАМАЗа провалился…
– Возможно, большего стоило ожидать от теперь уже экс-чемпиона «Дакара» Эдуарда Николаева, финишировавшего только третьим? Даже несмотря на изменения в составе его экипажа…
– Эдику действительно пришлось нелегко. Его новый штурман Женя Яковлев впервые участвовал в «Дакаре». У этого экипажа отличные перспективы и большое будущее. Нужно только немного потерпеть. «Бронза» для них тоже очень неплохой результат.
Мильон терпенья
– Как показали себя новые электронные двигатели, для которых этот «Дакар» также стал дебютным?
– Мало кто верил, что все наши новые электронные моторы дотянут до конца ралли. Но мы были приятно удивлены их надежностью! Так что будем продолжать сотрудничество с компаний Liebherr. От отечественных моторов ЯМЗ нам, к сожалению, придется отказаться, так как они уже не соответствуют требованиям регламента.
– Пилоты команды «КАМАЗ-мастер» не раз жаловались, что на двигателях не было установлено лимитатора, своеобразной программы круиз-контроля, которая позволяла бы стабильно удерживать скорость на максимально дозволенных на «Дакаре» 140 км/ч. Почему? Ведь это позволяло соперникам отрываться на «прямиках»…
– Не хватило времени. Ведь с этими моторами мы работаем первый сезон. Мы обязательно установим и такую программу, и АБС. Перед «Дакаром» основное внимание мы уделяли настройке мощности, крутящего момента, адаптировали моторы под спортивный грузовик.
– Не надоело терпеть выходки голландца Жерара де Роя? Почему вы не подали на него протест на последнем этапе? Ведь по правилам «Дакара» его должны были дисквалифицировать за неоказание помощи экипажу перевернутого джипа, по колесу которого он проехался? За куда меньшее прегрешение два года назад судьи дисквалифицировали экипаж Эдуарда Николаева...
– Когда Жерару вернули 22 минуты на втором этапе якобы за помощь экипажу Айрата Мардеева, которую он не оказывал, я, разумеется, подал протест. Но комиссары его не приняли. В который раз приходится признавать, что организаторы ралли в подобных спорных ситуациях всегда встают на сторону западных команд. В последний день рейда я был рад тому, что судьи отклонили протест де Роя на возврат экипажам Каргинова и Николаева пяти минут, потраченных на помощь перевернувшемуся китайскому внедорожнику. Настаивать на дисквалификации де Роя мы могли бы только в том случае, если бы он проехал мимо нуждавшихся в медицинской помощи участников. Тогда суровое наказание было бы неминуемым. Но в той ситуации говорить, скорее, приходится о морально-этической стороне дела.
– Несмотря на почти абсолютную победу, какие недостатки выявил «Дакар-2014»? Над чем еще предстоит работать?
– В техническом плане работы очень много. Продолжим доводку двигателей. В ближайших планах – создание грузовика капотной компоновки. Все-таки то, что наши основные соперники Жерар де Рой и чех Алес Лопрайс третий год подряд выезжают на старт «Дакара» в «капотниках», говорит о том, что какое-то преимущество у этой конструкции грузовика есть. Но мы продолжим совершенствование и стандартного модельного ряда «КАМАЗ-мастера». К сожалению, наши нынешние грузовики по большей части исчерпали свой ресурс. Нужно провести модернизацию, внести изменения в конструкцию и строить новые. 
Кто на новеньких?
Дебютанты «Дакара» пилоты команды «КАМАЗ-мастер» Дмитрий Сотников и Антон Шибалов отнеслись к этому престижному ралли-рейду без всякого пиетета. Антон отпраздновал победу уже на втором этапе гонки, Дмитрий – на пятом. В итоговой табели о рангах Сотников занял четвертую строчку, Шибалов – пятую. Таких настырных новичков, презревших высоту дюн и коварство фэш-фэша, «Дакар», надо полагать, не встречал уже давно…
Антон Шибалов:
– Трудно сравнить «Дакар» с каким-то другим ралли-рейдом, даже несмотря на то, что опыта мне вроде бы хватает. «Дакар» – настоящее испытание как для экипажей, так и для техники. Тяжелый маршрут, узкие трассы, очень много пыли, которая создает значительные сложности при обгоне. Зачастую не хватает африканского простора, приходится идти «трамвайным караваном», потому что шансы на обгон минимальные.
Дмитрий Сотников:
– Сложно, протяженно, но очень интересно. Действительно марафонские этапы. Признаться, не ожидал, что будет так непросто. Не ожидал и такой высокой конкуренции. Практически вся первая двадцатка день за днем шла в одном ритме, чуть замешкаешься – соперник дышит в спину. Тяжело технике, психологически и физически тяжело экипажам. Чтобы выдержать, нужно быть готовым на все сто процентов. Интересно было испытать себя в борьбе с лучшими экипажами мира. Так что приобрели неоценимый опыт. И убедились, что можем бороться с любыми соперниками на равных.
– Самое яркое впечатление от ралли-рейда?
Антон Шибалов:
– «Дакар» каждый день подбрасывает ярких впечатлений! Больше всего, наверное, запомнились финиш гонки и выигранный нами второй этап ралли. Пусть задним числом победу на нем комиссары и отдали Жарару де Рою.
Дмитрий Сотников:
– Победа на пятом спецучастке. Наш опытный штурман Вячеслав Мизюкаев сумел быстро разобраться с навигационной ловушкой на 162-м километре, поэтому до финиша мы добрались, даже чуть опередив экипаж Андрея Каргинова. Очевидцы изрядно удивились, увидев первым наш КАМАЗ под скромным номером 549. Удалось-таки слегка «наследить» в истории «Дакара»!
– Что удивило? Чем больше всего поразил «Дакар»?
Антон Шибалов:
– Количеством участников. Такого не увидишь ни на «Шелковом пути», ни на Africa race. Когда армада грузовиков перемешивается на трассе с армадой джипов и мотоциклов, испытываешь невероятные чувства. На каких-то участках трассы быстрее внедорожники, на каких-то – мотоциклисты, а где-то и мы. По нескольку раз на этапе приходится то обгонять, то уступать дорогу, по сути, одним и тем же участникам. Нельзя терять концентрацию ни на секунду.
Дмитрий Сотников:
– Удивила сложность спецучастков. Далеко не все были к ней готовы, как и к изнуряющей жаре. Когда нас тренировали перед «Дакаром», мы недоумевали. Мол, зачем? И только на «Дакаре» ощутили, насколько это тяжелая, требовательная к физической подготовке гонка. В то же время только на этих сверхсложных этапах можно создавать отрыв от соперников. Легкие спецучастки все экипажи проходили примерно в одном темпе.
Хуже дюн могут быть только дюны
– Что было самым сложным?
Антон Шибалов:
– Пыль на трассе и фэш-фэш. В пыли легко не заметить узкие овраги и каньоны. Поэтому приходится быть очень осторожным. Кстати, камни по бокам трассы в Южной Америке побольше и поопаснее, чем в Африке.
Дмитрий Сотников:
– Для меня откровением стал нестандартный рельеф дюн, мы готовились к иному. Песок и барханы в Атакаме значительно отличаются от африканских. В Африке дюны ниже, а песок более вязкий. На потерявшем мощность грузовике переваливаться через них было тяжело, приходилось искать оптимальную траекторию. Впрочем, после десятого этапа к дюнам Атакамы мы приспособились, адаптировали технику пилотирования и больше сложностей не испытывали.
Но самым тяжелым стал злополучный десятый этап, когда из-за технических проблем мы потеряли почти полтора часа. Сначала из-за собственной ошибки погнули рулевую тягу. Пока ее меняли, сбились с ритма и тут же угодили в песчаную воронку. Там сломали воздушный патрубок, пришлось ехать без турбонаддува. Отыграть потерянное время на потерявшей мощность машине было невозможно. К тому же после лиазона между спецучастками выяснилось, что мы повредили два колеса. Пришлось и их менять. В один момент нам стало казаться, что этот злосчастный день не закончится никогда…
– Сами-то верили, что сможете выиграть этап «Дакара» на своем дебютном ралли?
Антон Шибалов:
– Нет, даже представить себе не мог! Перед «Дакаром» ставили себе задачу закончить гонку в первой десятке. На отдельном этапе – пробиться в пятерку лучших. На победу, признаться, даже не рассчитывали.
Дмитрий Сотников:
– Мысль такая, не скрою, была. Хотелось показать, что и мы не лыком шиты! Особенно после того, как нам дали «аутсайдерский» 49-й номер. Тут же захотелось доказать, что мы хоть и дебютанты «Дакара», но на трассе кое-что умеем! И что ралли «Шелковый путь» в прошлом году наш экипаж также выиграл не случайно. Хотя задачи кровь из носу победить на каком-то этапе перед собой не ставили. Наоборот, вторую половину «Дакара» прошли очень спокойно и ровно – работали на результат.
– Вы побывали и в роли боевого пилота, и в роли водителя «гоночной технички». Чем отличается стратегия поведения на трассе? В чем специфика «гоночной технички»? Намного она тяжелее?
Антон Шибалов:
– В интересах команды в качестве «гоночной технички» я провел вторую половину «Дакара». К машине приходится относиться очень бережно, избегать проколов и простоев из-за ошибок пилотирования. В этом и заключается специфика «технички». Она обязана держаться чуть позади других экипажей, но должна в любой момент успеть прийти им на помощь. Что же касается веса, то на этом «Дакаре» «техничку» мы старались не перегружать. Максимум – тонна запчастей. В сравнении с прошлыми ралли-рейдами это не так много.
Дмитрий Сотников:
– Тактика «технички» проста – идти последним в связке. Хотя бывают случаи, когда требуется подстраховать экипажи, борющиеся за призовые места. Тогда приходится выдвигаться вперед и не думать об отстающих. С одной стороны, быть пилотом «технички», разумеется, легче и спокойнее, потому что не довлеет результат. Но и свободы маневра куда меньше. Мне как дебютанту «Дакара» стать «боевым пилотом» было непросто. Ведь ответственность возрастает соизмеримо требованиям, а с боевого пилота они, конечно, выше.
«Дакар» не прощает мандража и глупых ошибок. Как только начинаешь спешить – допускаешь оплошности. А хочется ехать так же технично, спокойно, но быстро, как тот же Жерар де Рой, с которым нам пока соперничать было трудно.
Невезучий
В команде часто разводят руками и смущенно улыбаются, говоря об «удачливости» Андрея Каргинова. В прошлом году, к примеру, незадолго до отъезда на «Дакар» он поскользнулся на льду и сломал одну из косточек ступни. Тем не менее Андрей мужественно проехал всю дистанцию супермарафона. Фирменное «везение» поначалу сопутствовало Андрею и в 2014 году.
– Андрей, что с вами случилось в первый день гонки?
– Проснувшись 5 января утром, когда должен быть старт, я почувствовал недомогание, озноб и сразу же пошел к руководителю команды Владимиру Геннадиевичу Чагину. Ведь наше здоровье нам не принадлежит, поскольку от этого зависит результат всей команды. Подумали, что, скорее всего, причина в том, что накануне я ел мороженое и кондиционер в номере был включен. Наверное, простуда. Местные медики нам порекомендовали лекарства, напичкали меня антибиотиками. Вроде это помогло, и до финиша в первый день я доехал. Но на следующий день у нас был длинный лиазон (участок по дорогам общего пользования до старта внедорожного спецучастка), километров 300, и я чувствую, что меня колотит. До старта на спецучастке оставалось еще около часа, мы остановились около какого-то домика, и местные жители мне прямо на земле под деревом постелили покрывало. Я лег, и мой экипаж – Андрей Мокеев и Игорь Девяткин – мне носили лед, буквально льдом меня обкладывали. Я весь горел и с ужасом думал о том, что предстоит ехать еще спецучасток. Когда поехали, я вообще не мог понять, что со мной происходит. Было очень плохо, но адреналин все-таки сделал свое дело, я отвлекся на вождение, благо было много прямиков, не так сильно трясло. Я поливал себя водой, ребята брызгали, тяжко было, потом начались колдобины и ямы, совсем стало невмоготу, я даже сбрасывал скорость. Дима Сотников на «боевой техничке» прикрывал нас сзади, не обгонял, а так и ехал в прикрытии до самого финиша. Доехал до бивака, кое-как вылез из кабины, меня довели до медпункта, померили температуру – 39,4. Меня сразу под капельницу положили, сделали снимок и потом приняли решение вообще везти в больницу на скорой. Возник вопрос о дальнейшем участии в гонке. Врач, француженка, была категорически против того, чтобы я ехал, потому что состояние было опасное. Определили острый бронхит. Но сделали еще пару снимков, томографию, взяли кровь на анализ и вроде как дали добро. После нескольких капельниц мне стало легче. Я вернулся на бивак и на следующем этапе вновь сел за руль.
– А вас в той критической ситуации никто не мог заменить?
– Нет, это запрещено правилами. На одном из этапов после финиша машину остановил комиссар гонки Фабьен Кальве, залез в кабину с нашими фотографиями и начал сверять лица, мы ли это в кабине сидим. Чагин за всю свою историю выступлений в автогонках не припомнит, чтобы такое было. У нас вообще в команде в этот раз переболело много людей. Прямо какая-то эпидемия. В день по одному человеку выбывало из строя, и, видимо, до организаторов дошли слухи, что в «КАМАЗ-мастере» не все здоровы и, возможно, идет подмена.
Победителя судят
– Андрей, что же произошло на последнем этапе?
– Был горный узкий спецучасток, и в одном из поворотов к нам вдруг выбегает гонщик в форме. Мы сначала даже не поняли, что произошло, чуть проехали дальше и видим, что поперек дороги лежит перевернутый джип, перекрывший движение. Как говорил судьям де Рой, который ехал впереди нас, поскольку выиграл предпоследний этап, можно было джип объехать справа. Де Рой так и сделал, но правой стороной все же задел колесо джипа. Мы посчитали такое поведение неспортивным. Остановились, попытались руками поставить машину. Не получилось. Подъехал экипаж Эдика Николаева на КАМАЗе, мы двумя экипажами попробовали поставить джип вручную – тоже не получилось, остальные гонщики стали подъезжать, образовалась пробка. Мы понимали, что если не убрать джип, то гонка дальше не продолжится. Тогда мы достали фал, зацепили джип, поставили его на колеса, освободили дорогу и продолжили движение дальше.
– При этом вы потеряли 9 минут и, казалось, уступили первую строчку в общем зачете де Рою?
– Организаторы в соответствии с правилами компенсировали нам пять минут за оказание помощи на трассе, поэтому в итоге наше время оказалось на 3 минуты лучше, чем у де Роя. Правда, пришлось пережить несколько неприятных минут. Когда мы приехали в закрытый парк, то нас опять вызвали организаторы и предъявили нам претензии: зачем мы этот джип поставили на колеса? Ведь, по словам де Роя, его можно было объехать справа. Мы доказали, что это не так и что мы поступили правильно.
Де Рой – далеко не герой
Пикантность ситуации с судейскими разборками заключалась в следующем: на одном из первых этапов «Дакара-2014» тому же де Рою судьи скостили целых 22 минуты, которые голландец потратил якобы на оказание помощи экипажу Айрата Мардеева. Айрат в тот день ехал по дистанции первым среди грузовиков. В одном месте трасса вдоль высохшего русла реки оказалась слишком узкой для грузовиков, организаторы недоработали в плане безопасности. Грунт под колесами КАМАЗа осыпался, машина упала в русло и перевернулась. Ехавший за Мардеевым де Рой остановился, спросил, нужна ли Айрату помощь, и вернулся за руль. На все это ушло 3–4 минуты самое большее. Голландец продолжил движение по спецучастку и застрял, поэтому и потерял 22 минуты. Но организаторам он заявил, что потратил это время на оказание помощи. Судьи время компенсировали. Владимир Чагин назвал такое решение миной замедленного действия и заявил, что если эти 22 минуты решат исход гонки, то команда молчать и закрывать глаза на двойные стандарты судейства не будет.
Дело, как говорится, прошлое, но в 2012 году, к примеру, Эдуарда Николаева мгновенно дисквалифицировали за то, что он якобы не оказал помощи потерпевшему аварию на джипе экипажу. На этот раз к гонщикам «КАМАЗ-мастера» были претензии в связи с тем, что они оказали помощь. Вроде справедливость восторжествовала, но возникает один вопрос к организаторам «Дакара»: а почему они не дисквалифицировали де Роя за неоказание помощи на последнем этапе? Ответ, впрочем, ясен: в этом случае, как и в прошлом году, за «КАМАЗ-мастером» остался бы весь пьедестал почета.
– Андрей, а как вы отнеслись к поступку де Роя?
– Никакой помощи он не оказывал, и, по нашему мнению, он поступил в этой ситуации нечестно. Естественно, как и любой человек, нацеленный на результат, как любой гонщик, в которого спонсоры вкладывают деньги, он старается использовать любую возможность для победы, но должно же быть и что-то человеческое? После этого случая мое отношение к нему изменилось, конечно. Так не поступают.
Это «Дакар»!
– Андрей, почему в начале гонки де Рой ехал быстрее и за счет чего на последних этапах вы отыграли отставание, а затем вышли вперед?
– Не ехал он быстрее! Скорость у нас всегда была. Просто я проколол два колеса. На замену каждого из них уходило в среднем по 12,5 минуты. Значит, 25 минут мы ему просто так отдали. Ему везло, он не прокалывал шин. Когда я проколол первую шину, я уже вез ему 10 минут, и даже после замены колеса он у меня выиграл на том этапе всего 1,5 минуты. Так что не сказать, что он так уж быстро едет. Темп у нас выше, чем у него. Но, конечно, нам в гонку нужно было вкатиться. Каждому для этого нужно свое время. У него опыта больше, и он быстрее этот период проходит. Нужно почувствовать гонку. Можно и с самого начала ехать на максимуме, но ни к чему хорошему это не приведет. Нужно вести машину так, чтобы из любой нестандартной ситуации можно было найти выход.
– Часто ли возникают подобные нестандартные ситуации?
– Однажды мы забрались в горы, перед нами узкий перешеек между склонами, буквально в ширину грузовика: с одной горы вверх выскочили, но чуть промахнулись, а впереди – ущелье, из которого тебя никогда не достанут. Когда мы выпрыгнули, то увидели, что вертолет кружит внизу под нами. Еле проехали это место. И таких моментов было много.
– Чем «Дакар-2014» отличается от прошлогоднего?
– Прежде всего – длиной спецучастков. В прошлом году мы насчитали около 3200 км спецучастков, в этом году – более 5000 км. То есть внедорожная часть «Дакара» стала длиннее почти в два раза. Это видно по ранним стартам. Это видно даже по таким мелочам, как работа столовой, которая открыта в этом году практически до утра. Тем самым организаторы дают понять, что ритм стал напряженнее, что автомобили будут возвращаться в бивак позже. А вообще каждый «Дакар» – особенный, но при этом всегда непредсказуемый и опасный. Легких «Дакаров» не бывает. Об этом можно судить по лицам участников после финиша. Многие счастливы уже просто потому, что доехали до финиша. Это «Дакар»!  
 Текст интервью  пресс-служба банка ВТБ






Понравилась статья? Кинь к себе на страничку:

Комментариев нет:

Отправить комментарий